Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
15:49 

О невозможном.

Laora
Милосердие выше справедливости (с)
Название: О невозможном
Автор: Laora
Фандом: книги Оксаны Панкеевой (цикл "Странное королевство")
Пейринг/Персонажи: Шеллар/Ольга, Кантор/Саэта, ОМП
Категория: гет
Жанр: экшн, временами ангст
Размер: мини
Рейтинг: PG-13
Краткое содержание: вмешательство пришельцев из параллельного мира изменяет судьбу героев
Предупреждение: AU, растущее из первой книги

— Может, хватит? — не выдержала Ольга. — У меня от тебя уже уши вянут.
Девушка, прибывшая с типом, которого его величество Шеллар III с первого взгляда опознал как мистралийского убийцу, замолчала. Потом недоверчиво поинтересовалась:
— Ты понимаешь по-мистралийски?
— Ну да, — для Ольги мистралийский казался испанским, который она достаточно долго учила в инязе. — Один из феноменов, связанных с переселенцами.
Подруга Ольги по несчастью удивленно выругалась.
— Так ты переселенка… А Кантор-то еще сказал: как это, король Ортана, да без охраны. Слышала, в Ортане хорошо относятся к переселенцам. Но не думала, что настолько, — в голосе девушки прозвучал явственный упрек.
— Это я все виновата, — вздохнула Ольга. — Его величество обещал мне подобрать пистолет. Вот и… подобрал.
О том, что в настоящий момент упомянутый пистолет находился в руках неведомых похитителей, Ольга говорить не стала. И так все было ясно.
— Тебя как зовут? — неожиданно спросила спутница убийцы. Кажется, король тоже называл его Кантором.
— Ольга, — смысла скрывать собственное имя девушка не видела. — Где-то его величество сейчас…
— Полагаю, там же, где Кантор, — предположила ее соседка по камере — или как еще называлось это темное полупустое помещение. — Я — Саэта. Предлагаю двинуться на их поиски.
— Двинуться? — скептически поинтересовалась Ольга. Двери в камере были надежные, она уже проверяла. Хотя связанными руками и проверялось-то не особо.
— Вот, — Саэта медленно развела руки в стороны и тут же принялась деловито освобождать собственные ноги. Похоже, ей как-то удалось распутать узлы.
— Ты тоже убийца? — спросила Ольга, наблюдая за Саэтой с заметно возросшим уважением.
— Угу. Не думаю, что эти ублюдки знают мистралийский. Ни одной знакомой рожи. И повязали нас в Ортане. Может, даже случайно, с вашим королем за компанию. Но за Кантора награда назначена.
— Если он — «певец», то ты — «песня»? — не сдержалась Ольга. Саэта сверкнула в ее сторону глазами:
— Я развяжу тебя, только если буду уверена, что могу тебе доверять.
— Да ты вспомни, — в критических ситуациях в Ольге просыпалось нечто, отдаленно похожее на логику, — нас же всех вместе повязли. Мы с его величеством выбираем пистолет в оружейной лавке, а тут вваливаетесь вы, а эти типы — за вами.
Ольга повела плечами. По-хорошему, в тот момент ей, как верноподданной, надлежало совершить нечто героическое. Например, заслонить короля собой. Вместо этого она стояла, разинув рот, и только удивленно крякнула, когда его величество дернул ее, утягивая за прилавок. Она еще успела увидеть, как убийца по имени Кантор поворачивается к двери и стреляет, но вместо выстрела раздался только сухой щелчок. Видно, недаром Кантор и его спутница (вместе они живо напомнили Ольге Бонни и Клайда) заскочили именно в оружейную лавку. Видно, надеялись добраться до боеприпасов быстрее, чем до них самих доберутся неведомые преследователи.
Преследователи, однако, успели раньше. И опять же Ольга поначалу не сообразила, что случилось и почему король не двигается, по-прежнему прижимая ее к полу, а убийцы из Мистралии и владелец лавки застыли памятниками самим себе.
Господа, вошедшие в лавку секундой спустя, волокли с собой некий загадочный прибор, выглядевший ну очень по-земному. В научно-приключенческих сериалах именно так изображали всякие суперсканеры. Или парализаторы. Оценив обстановку, Ольга склонялась к последнему варианту.
— Да они за нами еще возле гостиницы увязались, — поделилась Саэта. — А у нас большая часть оружия там была, а Кантор сказал — уходить надо. У него это… чутье.
Чутье было и у его величества; Ольга в который раз подумала, что, кабы не ответственность за одну непутевую подданную, король Ортана выкрутился бы и из такой патовой ситуации. Выстрелил бы вовремя вместо того, чтобы заталкивать ее за прилавок…
Еще чуть-чуть, и Ольга ударилась бы в мысли вроде: «а если бы я умерла маленькой», но Саэта отвлекла ее задумчивой фразой:
— Самое странное, что я заметила преследователей только тогда, когда мне Кантор сказал. Магия какая, что ли… Он колдует немного, по-особенному. Раньше товарищи так развлекались — поили его и смотрели, что получится. Это он рассказывал…
Грусть-печаль на лице Саэты сменилась твердокаменной уверенностью:
— Я поверю тебе.
С веревками Ольги она справилась гораздо быстрее, чем с собственными. Краем глаза Ольга увидела, при помощи чего Саэте удалось освободиться: в руках ее соратницы поневоле блестела маникюрная пилка.
— Все, что удалось захватить из гостиницы, — заметив взгляд Ольги, объяснила Саэта. — Я изображала послушную мистралийскую жену, пистолет было даже сунуть некуда. И протезы эти, мать их, и каблуки…
— Каблуки — сущее проклятие, — печально поддакнула Ольга, не вполне уверенная в том, что правильно услышала про протезы. В конце концов, ее знание мистралийского оставляло желать лучшего.
Саэта ничего не сказала, но Ольге показалось, что ее взгляд смягчился.
— Что дальше? — поинтересовалась Ольга, растирая запястья.
— Дверь выбьем, — Саэта окинула вышеупомянутую дверь придирчивым взглядом. — Тут не дверь вообще, а дерьмо хлипкое. Мы этим похитителям на фиг не нужны, вот и веревок на нас навязали хреновых, и охрана за дверями наверняка раздолбаи раздолбаями.
— С первого взгляда ты показалась мне приличной девушкой, — не удержавшись, Ольга хихикнула. Бедовая Саэта нравилась ей все больше и больше. У этой девушки, чье имя наверняка, как и имя ее спутника, было не более чем партийной кличкой, напрочь отсутствовали тормоза. В ее обществе самой Ольге не приходилось сдерживаться и казаться приличной.
Хотя, возможно, отчаянное поведение Саэты объяснялось тем, что ее спутник был в плену. Похоже, чувства мистралийки к напарнику были отнюдь не товарищескими.
Логично решив, что это не ее дело, Ольга последовала примеру Саэты, а именно — воззрилась на дверь.
— Если разбежаться и ударить одновременно, — прикинула Саэта, разминая руки, — вполне возможно… Ух. Терпеть не могу эти платья.
Платье у Саэты, кстати, было очень красивое. Ало-черное, с шикарной пышной юбкой — ни дать ни взять Кармен. Данному впечатлению способствовала и мистралийская внешность. Ольга поймала себя на невольной зависти — будь она такой, как Саэта, и, возможно, Жак...
Нет. Ольга прекрасно понимала, что дело не во внешности. Жак любит Терезу, только и всего. А от нее, Ольги, одни проблемы. Если бы не она, король…
— Ты королевская фаворитка? — тем временем сдавленно поинтересовалась Саэта. Она почему-то торопливо отвернулась и сейчас проводила загадочные манипуляции с собственным платьем.
— А что, похожа? — хмыкнула Ольга.
— По внешности — чучело чучелом, — констатировала Саэта. — Но ты интересная. Есть в тебе… что-то. Да и с королем вы очень гармонично смотритесь. И потом, хотя, по слухам, Шеллар III — не самый обычный монарх, думаю, заботиться о безопасности едва знакомой переселенки больше, чем о безопасности собственной, он бы не стал.
— А я хорошо знакомая переселенка. Может, тебе помочь? — Ольга подошла к Саэте и была изумлена, когда последняя неожиданно отшатнулась в сторону:
— Не трогай!
Мистралийка замерла напротив Ольги, прижимая руки к груди, так, что переселенка даже не сразу поняла, что не так с этой самой грудью.
«Амазонки», — пронеслась в голове неуместная ассоциация. Похоже, про протез Ольга все услышала правильно.
— Твоего товарища могут убить, — напомнила, отводя взгляд. — Мы выбиваем дверь или как? Только учти, я никогда такого не делала.
— Я покажу, — после паузы пообещала Саэта.
***
— Тот самый? — прозвучал над ухом противный гнусавый голос. Ничем не обнаруживая тот факт, что он очнулся, Кантор про себя поморщился. Тело затекло немилосердно, вдобавок, на руках были какие-то странные оковы.
— В точности как в тех файлах. Рельмо их удалил, конечно, но на всякие удаленные файлы найдется свой спец, — второй голос казался Кантору искусственным. Даже не сам голос — построение фраз. Что-то было не так.
— Хм. Можно не сомневаться, что в ближайшее время кое-кто полетит с должности с треском. А с этим что делать будем?
— Тоже абориген?
— А то. Девушки еще, в подсобном помещении. Но их и на Каппу отправить недолго, я знаю тех, кто хорошо заплатит за здоровых женщин.
— Посмотрим, может, этого тоже толкнуть можно… — голоса постепенно удалялись. Выждав некоторое время для верности, Кантор открыл глаза.
Только для того, чтобы встретить внимательный и не особенно дружелюбный взгляд его величества Шеллара III.
Чертыхнувшись про себя, Кантор на пробу двинул запястьями — и тут же почувствовал слабый укол. Похоже, оковы на его руках и ногах были магическими.
— Не советую, — голос у короля Ортана был звучным и достаточно приятным, вступая в диссонанс с не самой приятной внешностью. — Судя по всему, эти наручники являются образцом иномирской техники. При попытке их снять возможны не самые приятные ощущения.
— А вы уже пытались? — съязвил Кантор.
— Сейчас важнее узнать, где наши спутницы, — судя по тому, как поспешно его величество ушел сторону, — пытался, и его попытка не увенчалась особым успехом. — Вернее, упомянутое подсобное помещение. Подозреваю, работорговцы подоспеют гораздо раньше заказчика.
— Какого заказчика? — пробормотал Кантор, вопреки предупреждению испытывая оковы на прочность и дергаясь от нахлынувшей волны боли.
— Твое похищение было заказано, — сказал король.
Кантор нахмурился.
— Вы что-то путаете. Кто тут король, вы или я?
— Похитители были заинтересованы именно в тебе и упоминали какого-то Макса Рельмо.
Слово «Рельмо» для Кантора было пустым звуком, а вот имя «Макс» вызывало устойчивые ассоциации.
— Судя по твоей несомненной схожести с Максимильяно Ремедио дель Кастельмарра, кабальеро Муэрреске, — добавил его величество, — они имели в виду именно этого господина.
Кантор сжал зубы. Как же, сон, конечно. Бред заключенного в Кастель Милагро. Больше ври, Амарго. И про папу тоже.
У Кантора мелькнула абсурдная мысль о том, что, дабы вернуть сыну руку и восстановить неповрежденное (хоть и порядком измененное) лицо, папа заключил контракт с какими-нибудь демонами. А теперь они пришли взять свое.
Нет, гнусавый голос определенно принадлежал человеку. Странный прибор там, в оружейной лавке, странные оковы… Король прав. Заключить контракт с иномирской цивилизацией гораздо проще, чем с демонами, тем более что теория о наличии параллельных мирах давно подтверждена наукой.
— Получается, вас они даже не узнали, — хмыкнул Кантор. — Знаете… Тут достаточно хлипкая дверь. Если навалиться на нее одновременно, с разбегу…
***
Единственного охранника, который квадратными глазами уставился на двух пленниц, только что выбивших дверь, Саэта очень быстро заткнула. Она здорово дралась — Ольге оставалось только стоять и завидовать. Впрочем, она даже толком не поняла, что случилось и куда именно Саэта врезала несчастному. Суть была в том, что охранник осел, закатив глаза, а Саэта нетерпеливо оглянулась:
— Идем.
— Стой, — несомненно электрический свет, просачивающийся сквозь щель в приоткрытой двери неподалеку, тут же привлек внимание Ольги. — Е-мое, куда ж мы влипли… Жак говорил, что в вашем мире еще не изобрели электричество!
— Э-ле?.. — не поняла Саэта.
— И тот прибор, — Ольга лихорадочно соображала. — Они охотились не за королем, а за вами!
— С чего это? — верить Саэта не верила, но в комнату следом за Ольгой пошла.
Ожидания переселенки оправдались: помимо не столь уж многочисленных мониторов, которые показывали изображение с камер слежения, в комнате находилось несколько компьютеров (к последнему вместо клавиатуры прилагались шлем и перчатка) и непонятное сооружение.
— Т-кабина! — выдохнула Ольга. — Жак рассказывал…
— Кто он такой, этот Жак? — Саэта сосредоточенно нахмурила брови. — Что это? Магические зеркала? Тогда где маг? И какой сильный — у Харамы одно зеркало едва создать получается…
— Это не магия! — торопливо объяснила Ольга. — Это технология. Как в моем мире.
Прежде чем она успела сказать еще что-либо, раздалось гудение, жужжание и щелканье; Саэта не глядя оттолкнула Ольгу в сторону, а в следующий момент в Т-кабине появились двое.
***
Выругавшись пространно и многословно, Кантор почувствовал, что ему несколько полегчало.
Попытка выбить дверь не увенчалась успехом. Он и подойти-то к этой двери не смог — боль в запястьях немедленно вернулась. Неприятные воспоминания шевельнулись где-то за гранью сознания — когда-то он уже был в месте, откуда не мог выбраться…
— Все дело в оковах, — внешне его величество Шеллар III выглядел спокойным и невозмутимым, но Кантор почувствовал его единственную и очень яркую эмоцию.
Страх.
Он слышал, будто король Ортана не умеет бояться. Враки. Страх его величества нимало не отличался от страха обычных смертных — и был тесно связан со светловолосой девушкой, вместе с которой его повязали. Король боялся не за себя, а за нее. И это при том, что никаких отношений, кроме дружеских, между ними не было — Кантор мог бы поручиться. Проклятое чутье срабатывало безотказно, когда доходило до таких вещей, хотя самого Кантора интимные отношения уже давно не интересовали. Прав был Пассионарио, когда поставил их с Саэтой в пару — вот уж точно, два сапога пара. Ей противно все, что касается мужчин…
Кантор ругнулся еще раз. Он только сейчас в полной мере понял, чем грозит Саэте встреча с работорговцем. Его самого малейшее упоминание о собственной травме могло повергнуть в невменяемое состояние, а что уж говорить о ней. Девушка, которая играла на рояле и в свое время дала пощечину самому Эль Драко; Саэта так и не сумела стать настоящим воином, она ранима в большей мере, чем он.
Она нуждается в помощи.
Приблизившись к двери, Кантор почувствовал вернувшуюся боль, но на этот раз не стал отступать — и был вознагражден погружением в глубины непроглядно-черного океана, который папа всегда называл Лабиринтом.
***
Ольга не успела сообразить, что случилось. В руках у Саэты откуда-то оказался пистолет; прогремел выстрел, но вместо пули в грудь одного из материализовавшихся субъектов вонзилась синяя молния. Саэта с легким недоумением взглянула на собственную руку — отдачи не было.
— Ты где это взяла? — поинтересовалась Ольга. Саэта моргнула, озадаченная, и Ольга поняла, что по инерции заговорила на ортанском. Торопливо повторила вопрос на мистралийском. Саэта растерянно отозвалась:
— У того охранника был…
Тем временем второй незваный гость успел вылезти из-под трупа своего товарища и даже забраться рукой за пазуху. Саэта, недолго думая, взяла его на прицел:
— Не дергайся.
— Ты не выстрелишь, — самоуверенно сообщил мужчина.
— Заткнись! — рявкнула Саэта. Чуть тише поинтересовалась у Ольги: — Что он говорит?
— Что ты не выстрелишь, — Ольга нахмурилась. Судя по тому, что Саэта не понимала слова этого типа, он говорил на ортанском. Ведь, кроме мистралийского, Ольга знала только его.
Тем не менее, язык, на котором говорил тип, Ольге ортанским не казался. Что-то в нем было не так. Какая-то фальшь.
— Выстрелю, и еще как, — заверила Саэта. — Скажи ему, если будет дергаться — в два счета без яиц останется. Где Кантор?
Ольга старательно повторила запрос Саэты на ортанском.
— Какой Кантор? — пленник старательно изобразил недоумение. — Слушай, ты, белая, с тобой, похоже, можно иметь дело. Уйми свою психованную подружку, и поговорим, как цивилизованные люди.
— Саэта, — задумчиво сказала Ольга на мистралийском, — сдается мне, твой друг страсть как нужен этому типу. Или, что вероятнее, его начальству. А сейчас он пытается перетянуть меня на свою сторону, чтобы выиграть время.
— Предлагаешь перейти к радикальным мерам? — уточнила Саэта. — Хорошо.
На миг она опустила пистолет, стреляющий молниями; это было ее ошибкой.
Тип из Т-кабины оказался гораздо проворнее, чем думали девушки. В мгновение ока он оказался рядом с Саэтой, выкручивая ей руку. Вскрикнув, мистралийка выронила пистолет. Поймав Саэту в захват, нелицеприятный субъект приставил к ее виску собственное оружие.
***
Сегодня Лабиринт именно на океан и был похож. Нигде не виднелось ничего даже отдаленно напоминающего сушу, и Кантор, про себя поразившись: что же такое было в тех наручниках, раз его мигом выбросило в столь неприятное место, поплыл. Он понятия не имел, как отсюда выбираться. Если он будет плыть очень долго, то в конце концов выбьется из сил. А там, в реальном мире, Саэта. Ей нужна его помощь.
Будто в ответ на эту мысль, впереди забрезжил слабый свет. «Земля», — подумал Кантор, вглядевшись в крошечный островок, который был различим в этом свете, и поплыл вперед.
Через некоторое время его ноги коснулись дна; на берег Кантор уже вышел.
Островок, впрочем, оказался безлюдным и никак не был связан с выходом. Зато и от туннеля подальше. Туннель Кантор чувствовал с самого начала — в данном случае путь туда открывался ближе ко дну океана.
Почесав в затылке, Кантор решил все же вернуться в воду. Сидеть на островке, может, и безопаснее, но так он ничем не поможет Саэте.
— Эй.
Негромкий голос остановил его на полпути. Обернувшись, Кантор увидел на островке рядом с собой Саэту.
Такую, какой она была раньше.
В тот же самый миг что-то в нем изменилось. Взглянув на собственные руки, Кантор увидел то, чего, собственно, и ожидал — вместо одной из них виднелся кровоточащий обрубок.
— Это несправедливо, — Саэта, прошлая Саэта, подошла к роялю, тому самому, который стоял в гостинице, и села за него, изящно перебросив подол платья через обитую бархатом длинную лавку. — Несправедливо, что я осталась калекой, а ты — нет.
— Ты не калека, — возразил Кантор.
— Ты лжешь, — Саэта сидела за роялем, но смотрела не на инструмент — прямо в глаза Кантору. Холодными, злыми глазами горбуньи, женщины, которая в полной мере осознает собственное уродство. — Ты говорил, что для настоящей любви мои увечья не помеха, но ее нет. И ты, певец свободы, знал это. Все, о чем ты пел, было ложью. Вспомни о них. Вспомни Мэйлинь.
Это был удар ниже пояса.
— Ты никогда никого не любил, — припечатала Саэта, — кроме себя. Именно поэтому, будучи единственный раз предан, возненавидел всех женщин. Ты — трус. Взгляни на меня, — она поднялась, и рояль исчез, как ее платье, а под платьем… — Взгляни. Это — непоправимо.
Но это, хотел сказать Кантор, поднимая руки, это непоправимо тоже. Разве ты не видишь, Саэта; у тебя он есть, твой рояль, у тебя есть Огонь, а мое горло перерезано, мой очаг погас, и некому разжечь его снова. Я никогда больше не возьму гитару в руки.
— У тебя есть руки, — уголки губ Саэты изогнулись в горькой улыбке, и на этот раз рук у него и правда было две, а она стояла, не пытаясь прикрыть свою наготу. — Ты остался мужчиной. А я больше не женщина. Это — непоправимо.
— Саэта.
— Ты носишься со своими страданиями, своей болью, не замечая, что боль других глубже и страшнее. Ты говорил, что для настоящей любви мои увечья не помеха. Но ты не любишь меня. А значит, не можешь судить.
— Откуда тебе знать, — огрызнулся Кантор.
— Это — Лабиринт, — пожала плечами Саэта. — Здесь ты не можешь врать.
— И тебя здесь тоже нет, — отозвался Кантор. — Ты — та боль, которую я испытываю. Это с тобой я ношусь. Настоящая Саэта ни при чем.
— Она — твое отражение, — Саэта-что-не-Саэта легко опустилась спиной на лавку, развела ноги в стороны. — Я — твое отражение.
— Нет, — покачал головой Кантор, глядя, как открываются ее старые раны. — Саэта другая. У нее есть то, ради чего стоит жить. Ей все равно, любят ее или нет.
— Не все равно, — окровавленное тело изогнулось, будто в пике страсти, а потом Кантор открыл глаза.
На сей раз выход из Лабиринта произошел незаметно.
— В таких условиях эти наручники очень легко сломать, — тоном естествоиспытателя произнес его величество Шеллар III. — Полагаю, слухи о твоих магических способностях смело можно считать подтвержденными.
***
Из захвата Саэта вышла легко. На этот раз Ольга даже успела заметить, что именно произошло. Саэта со всего размаха всадила в руку схватившего ее типа… ту самую пилку для ногтей. Тип закричал благим матом, Саэта в полете поймала выпадающее у него оружие и зловещим тоном осведомилась:
— Будешь говорить?
— Скоро сюда прибудут работорговцы, и вас… — дальше Ольга слушать не стала.
— Он ничего не скажет, — сказала она Саэте. — Предлагаю попробовать с этим, — указала на мониторы. — И поживее. Этот тип говорит, что в скором времени сюда прибудет подкрепление.
— Печально, — заключила Саэта, награждая визжащего от боли субъекта выстрелом промеж глаз. — Не знаешь, что это за штука? — ткнула пистолетом в Т-кабину.
— Жак говорил, что в его время такие появились, — сказала Ольга. — В моем мире. С их помощью можно телепортироваться без помощи мага.
— Неплохо, — оценила Саэта. — Куда именно?
— Не знаю, — Ольга заглянула в кабину. — О, тут же карта есть!
— Значит, найдем Кантора и твоего короля, а потом телепортируемся, — несколько неуверенно постановила Саэта.
Искать ни его величество, ни мистралийского убийцу не понадобилось — через пару секунд они сами ворвались в комнату, до смерти перепугав Ольгу и заставив Саэту эффектно прицелиться в дверной проем.
***
— А ведь девушка к вам неравнодушна, — тоном знатока постановил Кантор, изучая лабораторию мэтра Альберто. Во всяком случае, именно так опознал данное место его величество Шеллар III, а не верить ему у Кантора не было ровным счетом никаких оснований.
Наградой ему стал отрешенный взгляд. Кажется, чужая лаборатория и сам факт припрятанной в ней кабины интересовали его величество не в пример сильнее каких-то там девушек.
— И вы к ней тоже, не отпирайтесь, — Кантор сам не знал, с какой стати затеял этот бессмысленный разговор. Им с Саэтой следовало уходить, и чем быстрее, тем лучше. Следовало направиться прямиком за Араной. — Полным идиотом будете, если ее упустите. Только завистниц берегитесь. Наложат еще на нее какое-нибудь проклятие.
— Это невозможно, — отмахнулся Шеллар и тут же поправился: — Вернее, возможно, но вероятность этого составляет…
Спустя минуту Кантору удалось сбежать, но общий смысл слов короля он уловил: и правда, только у совсем сумасшедшей завистницы поднимется рука на предполагаемую королевскую супругу.
***
— Эм… А вы разве не вместе? — поинтересовалась Ольга. Ей всегда было неловко спрашивать о таких вещах.
Саэта, поправлявшая протез, вздрогнула, а потом решительно покачала головой.
— Это невозможно.
— Почему?
— Ему не нужны женщины. А я боюсь мужчин.
— Ага-ага, а то я не видела, как вы с ним обнимались!
— Как ты могла что-то видеть, — фыркнула Саэта, — сама ведь с королем в это время…
Ольга опустила глаза.
Признаться, после пережитого она уже и сама не знала, как относится к его величеству.
— Покраснела, — сказала Саэта. — Думаю, когда тебя сватать станет, ты теперь и не воспротивишься.
— Я же такая, — пробормотала Ольга, — некрасивая. А он красоток любит, я знаю.
— Потому что сам страшный? — уточнила Саэта. — Чушь это все. Вы сами не понимаете… — замолчала. — Это все вранье, — начала снова, — про то, что двое калек не могут помочь друг другу. Бывает по-разному…
— Тогда не говори, — улыбнулась Ольга, — что что-то невозможно.
***
…Через пять лет в Даэн-Рисс на гастроли прибыла всемирно известная пианистка. Никто не представлял, откуда она так хорошо знает Ольгу, королеву Ортана, и по какой причине его величество Шеллар III столь вежливо раскланивается с типом сомнительной мистралийской наружности, неизменно сопровождающим талантливую пианистку. Вообще-то, этот «тип» являлся одним из вернейших сподвижников короля Мистралии Орландо и вроде бы имел какое-то отношение к произошедшему с ортанской Комиссией по отбору (дракона убили королева Ольга и ее соратницы, одна из которых, по слухам, управляла синими молниями).
О договоре между четырьмя мирами, до заключения которого осталось не так уж и долго, тем более знали только избранные.
Впрочем, гениальную мистралийскую пианистку, которую теперь редко кто называл Саэтой, этот договор волновал мало.
Макс Рельмо, он же мэтр Максимильяно, оказался свекром со связями; когда восстановлены эмоциональные связи, восстановить отсутствующие части тела — не проблема.

@темы: категория: гет, рейтинг: PG-13, текст: мини, форма: текст

Комментарии
2015-04-18 в 16:19 

Fastiell
в волосах у неё репейник, лицо в пыли, а кроссовки — что затонувшие корабли.
Ооооо!
При всей моей обычной любви к сохранению канона как есть - живая Саэта! Живая и замужем за Кантором! Да - да - ДА!
Спасибо, это здорово.

2015-04-18 в 16:31 

Laora
Милосердие выше справедливости (с)
Fastiell, вам спасибо)) Мне в свое время было очень ее жаль; написала фанфик - исправила себе настроение :-D

2015-04-18 в 16:44 

Fastiell
в волосах у неё репейник, лицо в пыли, а кроссовки — что затонувшие корабли.
Laora, *шёпотом* и Кантор/Саэта - это же даже круче, чем Кантор/Ольга.

2015-04-18 в 16:50 

Laora
Милосердие выше справедливости (с)
Fastiell, ага)) Сейчас как раз первую книгу перечитываю и убеждаюсь в этом - ностальгия)

2015-04-19 в 19:56 

Ethel.
Aquateya El'
Laora, очень интересно у вас получилось, спасибо))))

2015-04-20 в 15:24 

Laora
Милосердие выше справедливости (с)
Ethel., вам спасибо, что прочитали и отозвались ;)

   

Странное Королевство

главная